10 июня 2015 (12:02) | Кирилл Елисеев

Сергей Лисовский: «Как патриот региона признаю: тарифная политика несовершенна»

Сергей Лисовский: «Как патриот региона признаю: тарифная политика несовершенна»

В Саратовской области развиваются новые направления в энергетике: балаковский бизнес, несмотря на наличие под боком мощнейшей в стране АЭС, занялся производством энергии из паров серной кислоты. В это время саратовские нефтяники наращивают использование попутного газа для освещения. А отдельные коммерсанты поставили на поток генерирование энергии из мебельных опилок.

 

Об этом ИА «Стройсар» в первой декаде мая, незадолго до своего затянувшегося отъезда, рассказал глава министерства промышленности и энергетики Саратовской области Сергей Лисовский. Отвечая на вопросы редакции, министр также затронул влияние на экономику тарифной битвы с Европой и США, обозначил принципы ценообразования в газовой отрасли, а также влияние на этот процесс норм ВТО.

Лидеры против энтузиастов

Сергей Михайлович, поскольку наш портал посвящен ЖКХ и строительству, хотелось бы понять, как в Саратовской области налажено взаимодействие отраслей коммунального хозяйства и индустрии. Насколько высока вовлеченность предприятий в выпуск продукции, востребованной сферой ЖКХ? И есть ли потенциал для роста?

Даже по первым оценкам могу назвать порядка сорока предприятий, выпускающих продукцию, широко востребованную коммунальной отраслью. Но хотел бы подчеркнуть, это далеко не полный перечень. Впрочем, давайте разбираться по порядку. Большая отдельная группа предприятий выпускает газовое оборудование. Причем в этом случае речь идет об очень широком ассортименте продукции. Это котельные всех видов – и крышные, и модульные... Также в регионе идет производство необходимого оборудования для индивидуального потребления – котлы. Причем такую продукцию производит и завод «Сигнал», и «Бош». На заводе «Сигнал» производят приборы учета. В регионе широко представлено такое направление, как запорная арматура, шаровые краны.

Отдельно я бы выделил направление ГРП (газорегуляторный пункт. – Ред.), ГРПШ (газорегуляторный пункт шкафной. – Ред.), ГРС (газораспределительная станция. – Ред.). Последняя продукция используется для магистральных сетей, для транспортировки газа, но первые два вида активно и широко применяются в коммунальном хозяйстве.

Если обобщить, то можно смело заявить, что вся гамма газового оборудования выпускается нашими региональными заводами. А некоторые виды продукции выпускает сразу несколько предприятий. То есть можно вести речь даже о конкуренции в пределах одного региона. Думаю, что Саратовская область по перечисленным направлениям одна из лидеров в пределах всей страны.

– А кроме газовой отрасли, региону есть чем удивить?

У нас производят широкий ассортимент труб: и стальные, и полиэтиленовые различных диаметров. Помимо этого стоит упомянуть производство теплообменников, подогревателей воды, бойлеров, систем химической водоочистки. Следующее направление – электротехническая продукция. Это и электрофидеры, производимые на заводе «Контакт», и силовые шкафы, и вакуумно-коммуникационная аппаратура. ОАО «Строймаш» производит лебедки всех форм. Продолжает это список арматурный завод в Красном Куте и производство сантехнической запорной арматуры в Пугачеве.

Очень интересное предприятие ООО НПФ «Моссар» в Марксе. Его продукция – это светодиодные светильники. Также оно является крупнейшим производителем счетчиков электроэнергии. В год производится порядка двух миллионов счетчиков под маркой «Меркурий». Это самая известная марка во всей стране.

Еще одна группа – кровельные материалы, которые выпускает и ОАО «Балаковорезиноехника» и завод ЗАО «РБП». Еще есть производства краскок, лаков, защитных материалов, стекла.

Стоит упомянуть и ООО «БошПаурсТулз» с налаженным выпуском в регионе профессионального инструмента. И намеченным на конец июня запуском завода по производству радиаторов отопления.

Чуть не забыл и такое интересное оборудование, как датчики загазованности. Их сегодня выпускает АО «НПП Алмаз». Будь моя воля, честно говоря, я заставил бы коммунальщиков установить их в каждом подъезде. Это позволило бы избежать трагедий, произошедших в области не так давно.

– Вы говорите о взрыве газа на Московской, отравлении в Энгельсе?

– Да, именно. Цена подобных датчиков по сравнению с последствиями трагедий, которые сейчас происходят, по сравнению с человеческими жизнями и разрушениями – она же так незначительна! Но если уж развивать это направление, то стоит упомянуть и ГК «Рубеж», которая производит системы безопасности, пожарные сигнализации, системы видеонаблюдения. Полагаю, что это все тоже имеет самое непосредственное отношение к современному коммунальному хозяйству. Не стоит обходить вниманием и прекрасный завод «Торекс», который производит двери. Замечу, это крупнейший производитель.

Также очень интересное направление развивает ПАО «Завод Автономных источников тока». Налажен выпуск источников бесперебойного питания на литий-ионных аккумуляторах. Эта продукция идет на смену дизельным станциям, которые требуют серьезных материальных затрат. А также постоянного обслуживания. Этими изделиями уже оснащен серьезный процент предприятий.

Не в последнюю очередь, могу назвать и продукцию ЗАО «Саратовлифткомплект», организованного на базе бывшего завода лифтового оборудования. А также производства ПВХ профиля для оконных блоков.

– Рядовые потребители усилий регионального бизнеса, в основном, не видят...

– В регионе работают и заводы мировых брендов. И это очень конкурентоспособный бизнес. Но даже если говорить о Саратовских серьезных предприятиях, то по основным их направлениям доля поставок на рынок области – всего несколько процентов.

Сегодня мы же не можем рассчитывать на натуральное хозяйство. Нужно иметь определенное количество продукции, уровень оснащения производств. Поэтому наши компании работают по всей России, и не каждый раз они производят законченную продукцию – иногда только входят в цепочки промышленной кооперации. Но даже когда идет выпуск готовой продукции, то не всегда наибольшие продажи идут в нашем регионе. Так, во время моей работы на Кавказе мне было очень приятно ездить по Чечне. В республике любят кованые ворота и металлические двери. И кругом магазины «Торекс», «Торекс», «Торекс».

Во многих регионах видишь кухни «Мария» или «Много мебели». Везде эти бренды! И по другим странам. А это показатель. Но давайте вернемся к коммунальной теме. Казалось бы, такой продукт, как дверь. Ее производство кажется нехитрым, но по факту это сложный технологичный продукт. Можно сделать одну дверь. Умелец ее произведет. А  когда их надо делать сотни тысяч? Тут должны быть роботы, технологические цепочки, современные технологии и стандарты производства. «Торекс» занял рынок потому, что он может на высоком уровне удовлетворять массовый спрос и одновременно любой каприз потребителя.

– Назовите и те отрасли, где мы не занимаем ведущие позиции, но где у нас еще есть потенциал. Например, «Саратовлифт» – это интересно, но их продукцию в саратовских новостройках не найти. Пенза, Могилев – да. А как же мы, где мы?

– Да-да, и производство в Подмосковье... Что тут можно сказать, лифтостроительный завод на каком-то этапе развивался неплохо. Однако затем там произошли трагические события. В итоге он оказался в банкротстве. Но здоровая часть производства все же освоила некоторые направления. Бизнесмены нашли свои ниши. Одна из них – производство для государственных структур. Тут пример показала наша таможня. Они закупили местную продукцию. Теперь мы рассчитываем, что из-под первых заказов может пойти и новый рост, развитие. Конечно, глупо спорить, очень и очень непросто конкурировать с ведущими производителями лифтов. Тут нужно брать рынок опережающими время разработками, инновациями. В тоже время там есть коллектив настоящих энтузиастов. И эти люди пытаются наладить современное производство.

Выгода России – убытки Саратову

– Сергей Михайлович, Саратовская область имеет большие генерирующие мощности в электроэнергетике: целый ряд ТЭЦ, ГЭС, АЭС – и продает электроэнергию в соседние регионы. Не считаете ли вы, что в таких условиях рост тарифов на электроэнергию в нашей области избыточен?

– Как патриот своего региона я признаю, что сегодня тарифная политика несовершенна. Мне часто приходится отвечать на вопрос: почему мы вырабатываем энергию достаточную для нужд четырех областей, а у нас самих тарифы... Нет, не самые высокие, но и самыми низкими я их называть не могу.

Казалось бы, вырабатывать энергию в регионе можно, транспортировать до местных потребителей – недалеко. Энергозатраты не настолько высоки. Но тарифообразование работает по иному принципу. Вся электроэнергия, независимо от способа выработки: будь это атомная, гидро- или тепловая станция, сначала поступает на виртуальный оптовый рынок, а с него распределяется по регионам и потребителям. Такая методика уравнивает и отчасти нивелирует тарифы.

Справедливо ли это – вот вопрос. Наверное, с точки зрения развития Саратовской области, нет. Но, например, Тамбовская область не имеет собственной генерации. И если ставить во главу угла наличие на территории региона генерирующих мощностей, то тарифы в Тамбовской области должны быть выше. Но что бы в этом случае стало с экономикой соседнего региона? Поэтому государство, руководствуясь общегосударственными интересами, вынуждено в своей политике учитывать эти дисбалансы. Хотя население это не очень воспринимает.

Более того, отдельным потребителям хотелось бы напрямую подключиться к станциям. Для них это выгодно. Но законодательством такой механизм правового регулирования не предусмотрен. С точки зрения равномерного развития страны, перспективнее нынешняя система.

– Как, по вашему мнению, должно идти тарифообразование и работать тарифная политика в целом, чтобы активно развивался именно промышленный бизнес в Саратовской области?

– В данном случае, думаю, будет целесообразно положиться на мировой опыт, который говорит о существовании заметной разницы между тарифами для промышленности и для населения. И эта тенденция четко прослеживается везде. Тарифы для населения должны быть выше, чем для производства. Тем более что для этого есть вполне объективные предпосылки.

Давайте сразу объясним. Население, имея незначительное потребление,  берет электроэнергию с низших классов по напряжению. То есть, энергия проходит все стадии трансформации, и только в самом конечном этапе доходит до потребителя. А промышленность, наоборот, и берет высокое напряжение, и сама трансформирует его. Следовательно, затраты для доставки энергии населению объективно выше.

Тем более что во времена СССР цена на электроэнергию для промышленности составляла всего две копейки, а для населения она достигала четырех копеек.

Перегнали Америку

– А какая ситуация сложилась в экономике у нас сейчас? Насколько активно используется перекрестное субсидирование на сегодняшний день?

– Сегодня у нас все получается наоборот. Возникает так называемое перекрестное субсидирование. Хотя от этой практики власти неоднократно пытались уйти. Но по факту расчетная величина перекрестного субсидирования на сегодняшний день достигла уровня в 230 млрд рублей в год. Это данные стратегии развития электросетевого комплекса РФ.

Причем объемы субсидирования населения за счет промышленности растут. Для иллюстрации скажу, что в 2004 году этот показатель составлял 64 млрд. Схожие данные приводят в своих исследованиях эксперты из Сколково. Полагаю, что можно уверенно говорить: на нашу промышленность возложена дополнительная финансовая нагрузка. В результате тарифы для промышленности уже сравнялись с европейскими и даже начали превосходить американские.

А из этого следует, что отечественная промышленность становится менее конкурентоспособной. Это ограничивает наш рост, мы не можем взять новые рынки сбыта.

– Как выходить из создавшейся ситуации?

– Существуют разные программы и сроки постепенного снижения объемов перекрестного субсидирования. Но пока двигаться в этом направлении не очень получается. Нужна четкая этапность уменьшения перекрестного субсидирования. Давайте возьмем контрольную цифру в 230 миллиардов рублей  и оттолкнемся от нее. На будущий год наметим показатель уже в 180 миллиардов и проведем определенные мероприятия. Тем более что и сами промышленники понимают, что сразу решить проблему нельзя. Но они просят хотя бы начать.

– У энергокомпаний или у государства есть возможности для сдерживания тарифов для промышленности сейчас. Может быть, стоит задуматься о введении пусть и не прямых компенсаций, но каких-то механизмов субсидирования? Может быть, у энергокомпаний запас прочности? Так сказать накопленный жирок, за счет которого они смогут не повышать тариф какое-то время?

– Не думаю. Сегодня рынок электроэнергетики работает в сложившихся условиях, в конкурентных условиях. Приведу пример: в прошлом году начала резко падать стоимость электроэнергиии на оптовом рынке Сибири. Этому было понятное объяснение. В регионе заметно увеличилась водность рек. При том что гидроэнергетика поставляет весьма значительную долю на общем рынке энергии. Рыночные условия сыграли и, как следствие, стоимость электроэнергии пошла вниз. Сегодня происходит нечто схожее. Например, наша Балаковская АЭС поставила большее количество электроэнергии на рынок. А по цене, то есть по сумме выручки, получила снижение. Так как упали цены на оптовом рынке, и предложение оказалось выше спроса. Снова включились элементы рыночного регулирования. 

Энергия из серной кислоты и опилок

– Возможно, рыночные механизмы отчасти регулируют оптовый рынок электроэнергии, но существуют также монопольные отрасли. Раньше бизнес Саратовской области активно искал подключения к газу, как к традиционно дешевому источнику энергии. Но сейчас тарифы на газ растут более высокими темпами, нежели электричество, и бизнес обращает внимание, что использование электроэнергии, прежде всего в ночное время, может быть выгоднее. Видите ли вы в этом проблему?

– Полагаю, что в каждом конкретном бизнес-проекте необходимо детально анализировать все его условия. Но если вести речь о динамике цен на газ, то в энергетической стратегии Российской Федерации было заложено опережающее повышение цен на газ. Государство было вынуждено пойти на требования ВТО. Низкая цена на газ  создавала для нашей промышленности существенные преференции. Поэтому в период с 2008 по 2010 год цена газа для потребителей росла в среднем на 15% в год, в то время как стоимость электроэнергии всего на 7-8%.

Но последние годы цены изменили эту динамику. Государство, прежде всего на федеральном уровне, осознало, что необходимо попытаться сохранять наши объективно сложившиеся конкурентные преимущества – в частности цену газа. Следствием этого стал рост на уровне 6-7% в год – в пределах инфляции. А на последующий период Минэкономики России закладывает еще меньшие показатели роста цены. Иными словами, от стратегии опережающего роста цены газа было решено уйти.

Если взять данные за последние пять лет, то тарифы на электроэнергию для промышленных потребителей выросли в два раза. В итоге, при анализе тарифов газа и электроэнергии на длительном промежутке времени можно заключить, что динамика роста приблизительно одинакова.

– Что касается альтернативной генерации, может быть, новых источников энергии... Есть ли у промышленников успехи на этом направлении?

– Да, несомненно, сейчас все больше развивается направление собственной выработки электроэнергии и энергии в целом предприятиями Саратовской области. Например, Балаковский филиал АО «Апатит» за счет использования отходящих паров при производстве серной кислоты наладил производство электроэнергии. Только представьте себе, происходит подача газа на турбины мощностью по двенадцать мегаватт. В результате значительная часть потребностей производства покрывается без сжигания газа.

Еще один пример – производство мебели в компании «Король диванов». На территории предприятия в центре находится огромная куча щепы и стружки. А рядом собственная котельная. Бизнесмены вообще не используют газ. Только отходы от собственного производства. Энергии вполне хватает и на технологические нужды, и на отопление.

Вопросами рационального использования ресурсов озадачились даже энергетические компании. Не так давно я проводил встречу с руководством компании «Юкола-нефть». Федеральным законодателем принято решение о доведении уровня утилизации попутного газа до 95 процентов. Нормативный акт обязал наши добывающие компании этот ресурс использовать. И нефтяники уже начали применять газотурбинные установки, на которых при использовании попутного газа идет выработка электроэнергии. Хотя еще недавно шло бездумное сжигание топлива в факелах, которое лишь ухудшало экологию. А сегодня электроэнергии, которая расходуется локально, уже хватает для питания буровых установок, приводов, освещения станций и территорий месторождений. Это новый уровень использования ресурсов. И такие примеры множатся.

Нашими предприятиями разрабатываются проекты даже по солнечной электроэнергии, которая частично может потеснить традиционные источники генерации. Или, например, биогаз. Но их доля в общей генерации, конечно же, невысока.

– Может ли быть популярность альтернативной генерации, о которой вы так подробно рассказали, следствием недоступности традиционных ресурсов? Насколько серьезную проблему для открытия нового бизнеса сегодня составляет подключение к коммунальным сетям?

– Несколько недель назад губернатор проводил крупное совещание по малому бизнесу. А я на мероприятии докладывал по ситуации с подключением к электросетям.

Надо сказать, что за последние годы в этом направлении достигнуто серьезное продвижение как в целом по стране, так и у нас. А это один из показателей инвестклимата. Но потенциал еще есть и сразу по нескольким показателям. До 2017 года стране необходимо уменьшить количество этапов при присоединении мощностей с десяти до пяти процедур. Мы сегодня вышли на шесть этапов. И сомнений нет, что выйдем на пять. Следующий вопрос, как сократить время на прохождении всех этапов с первоначально затрачиваемых на это 281 до 40 дней. Сейчас мы вышли на уровень 121 день. Но и дальше мы видим резерв – это вопрос оформления земельных отношений. Но пока, к сожалению, не видно за счет чего сократить сам срок оформления земельных отношений. Хотя сейчас несколько проектов по этому направлению внесено в рассмотрение.

– В чем основная загвоздка с землей при подключении электроэнергии?

– По действующему законодательству меньше чем за 30 дней оформить землю не получается. Но предложения по сокращению сроков готовятся к рассмотрению.

Кроме того, год назад мы вышли с проектом, но пока получили отрицательное заключение. Хотя главные электросетевые компании, такие как МРСК «Волги», нас в этом поддерживают. Было предложено предоставить малому бизнесу право строительства объектов электрохозяйства напряжением от 0,4 до 10 киловольт и мощностью до 150 киловатт без оформления разрешения на строительство – только в уведомительном порядке. Несколько областей в зоне ПФО и в зоне действия нашей же МРСК также пошли по этому пути. Но нам пришло отрицательное заключение от Ростехнадзора. Госрегулятор посчитал, что данный вопрос должен быть отдан на откуп федеральному законодательству. Против выступают крупные муниципальные образования – Саратов и Балаково. Но мы сейчас предпринимаем вторую попытку провести данный законопроект в связи с мартовским изменением законодательства о земле.

В продолжение интервью министра, мы расскажем о том, как в Саратовской области реализуется программа импортозамещения. А также представим позицию главы областного минпрома по вопросу размещения промышленных предприятий в черте города.


Вопросы юристу

«Нас заливает, а ТСЖ бездействует. Как быть?» / есть ответ

Что делать, если у одинокой соседки «не все в порядке с головой»? / есть ответ

Калькулятор платежей ЖКХ

Вы можете ввести данные своего дома и квартиры, количество проживающих и выяснить, правильно ли вам начисляют плату за коммунальные услуги.

Проверить