17 июля 2015 (11:20) | Кирилл Елисеев

Сергей Лисовский: «В условиях глобальной экономики мы не можем все производить сами»

Министр промышленности и энергетики Саратовской области о новых возможностях и нерешенных проблемах кризисного периода.
Сергей Лисовский: «В условиях глобальной экономики мы не можем все производить сами»

Кризисные явления в промышленном секторе Саратовской области только на первый взгляд выглядят узкоспециальной темой. Вопросы будущего региона неразрывны с текущим положением дел в одном из его «двигателей». Как изменилось кредитование предприятий? Замерла ли инвестиционная активность саратовских производственников после декабря 2014 года? Будет ли в Саратове возрождено авиационное производство? Об этом ИА «Стройсар» рассказал министр промышленности и энергетики Саратовской области Сергей Лисовский в начале мая. Но прогнозы руководителя областного минпрома и высказанные предложения и сегодня звучат весьма актуально.

Отвечая на вопросы редакции, чиновник поделился своим мнением по поводу присутствия в области немецкого бизнеса, который некоторые поспешили записать во враги режима. А также высказал свою позицию по перспективам импортозамещения.

ИА «Стройсар» публикует вторую часть интервью агентства с министром, записанного еще до его затянувшегося отсутствия.

Накопили долги с зимы

– Сергей Михайлович, что в первую очередь тормозит развитие промышленности в области? Зимой вы обращали внимание на запредельные ставки в банковском секторе. Меняется ли ситуация?

– Я бы назвал сегодняшнее положение дел улучшением, но серьезным достижением это пока нельзя называть. Вы правы, первый вопрос, который я поднимал еще в декабре 2014 года – это резкий рост ставок для промышленности. Этот рост я бы сравнил с гайдаровской шоковой терапией. Тогда условия ведения бизнеса изменились резко. В этот раз произошло нечто подобное – как по существующим кредитным линиям, так и по новым банки подняли процентную ставку до уровня 24% и выше. Предприятия переживали настоящий шок. Какую же надо иметь рентабельность, чтобы покрывать кредитные ресурсы при таких ставках? Тогда мы начали встречаться с банкирами. Мы постарались найти какой-то компромисс.

К заемщикам банкиры стали применять индивидуальные условия. И ставки по так называемым возобновляемым кредитным линиям опустили на более низкий уровень. В итоге до сих пор ряд наших ведущих предприятий работает по этим программам. Их суть проста. В тех случаях, когда речь идет о проверенном заемщике, банк идет на определенные льготы.

– Но речь, в основном, идет о краткосрочных кредитах для оборота предприятий, а как же инвестиционная составляющая при ведении бизнеса?

– Несмотря на то что оборотные средства составляют основной массив от выдаваемых промышленным предприятиям сумм, в данном случае речь идет и о проектах с инвестиционной составляющей. И это действительно непростая ситуация. В ряде случаев инвестпроект был близок к завершению. В этих условиях некоторым предприятиям просто некуда было деваться. Оставалось оплатить 10-20 % для поставки завершающей партии оборудования или 1-2 станков. Промышленники не могут останавливать производство. Хочешь не хочешь, но приходилось брать кредит на тех условиях, которые объективно сложились на рынке в тот момент. А теперь по этим долгам надо платить. Таких ситуаций немало. И нам всем надо будет пристально работать с этой группой предприятий, получивших займы под высокий процент. По поручению губернатора мы проводим анализ, влияет ли снижающаяся ставка на работу промышленного сектора.

Что же касается новых кредитов, то сейчас уже стало возможным использовать индивидуальный подход. Для примера возьмем ситуацию по оборонному комплексу. Недавно я делал доклад по этому направлению, и особое место было уделено уровню процентных ставок. По этому вопросу мы постоянно ведем  переговоры с крупнейшими банкирами региона. Сегодня в связи со снижением ставок ЦБ мы просим финансистов в свою очередь  снизить проценты по кредитам. Целевой уровень 16-20%.

Тем не менее сегодня для промышленности остаются серьезным бременем кредиты, взятые зимой по ставке 24% и выше. А пересматривать условия по этим займам финансисты не готовы.

Банки получали эти ресурсы примерно под 20%, а отдали уже по 24%, чтобы иметь маржу и покрыть собственные издержки. Сейчас, если пересмотреть ставки в сторону понижения, например до 18 %, – это будет означать, что банки возьмут на себя прямые убытки, тем самым испортят свою отчетность за целый период…

В итоге кредиты зимы 2014-2015 годов – самый тяжелый груз для наших предприятий.

Пределы импортозамещения

– Сегодня даже крупнейшие промышленные концерны (например, в секторе автопроизводства) по нескольку лет, а иногда и дольше работают с минимальной прибылью относительно размера активов или даже с убытками. Все ради того чтобы удержать долю на рынке. Как вы считаете, для бизнеса в Саратовской области это может быть приемлемой стратегией?

– Я думаю, что в данном случае стоит ответить примером. Одно из крупнейших предприятий Саратовской области два года работало с убытками. На рынке ввели несколько заводов аналогичного профиля. Сложился избыток предложения. Цены упали, суммарный убыток за это время исчислялся сотнями миллионов. Мы с собственником предприятия не рез обсуждали эти вопросы. Надо отдать ему должное – он понимал всю сложность и готов был продолжать работу. Свою стратегию работы вопреки убыткам он объяснял просто: если я остановлюсь, то я на рынок уже не вернусь. Конкуренты вытеснят, займут ниши. Для потребителей остановка бизнеса будет ударом по его репутации, основанием для возникновения недоверия. Но что получилось потом? Уже по первому кварталу 2015 года он получил серьезную прибыль и сразу же задумался о дальнейшем развитии бизнеса и производства, об инвестировании.

Что помогло ему достичь этих показателей? Сложилась благоприятная конъюнктура, прежде всего на внешних, экспортных рынках. И видя эту складывающуюся ситуацию, саратовские производственники сконцентрировали основные усилия именно на внешнеторговой деятельности. Выручка за счет курсовой разницы выросла. Оставалось поддержать качество на уровне, и открылись новые рынки сбыта. Прошу отметить, что два года люди выдерживали, работая в условиях жесточайшей конкуренции, постоянного цейтнота, и только сейчас пошла прибыль. Думаю, что этот пример показателен.

– Можете ли вы обозначить основные направления, в которых есть сдвиги по импортозамещению? Какие основные направления вы видите для развития промышленного сектора в Саратовской области?

– Я бы не хотел уходить в конкретику в данном случае, чтобы просто не давать нашим экономическим конкурентам информацию о стратегии развития бизнеса. Лучше мы будем информировать об уже замещенных технологиях, о завершенных проектах. Но скажу, что сейчас в Саратовской области реализуется немало таких проектов.

– Назовите тот, который уже не является секретом для наших западных коллег?

– Пожалуйста – те же еврорадиаторы.

–То есть вы говорите о группе Bosch?

– Эту компанию я очень уважаю. В том числе –  за их очень глубокий уровень локализации производства. Их производственная политика проводится доступно и открыто. Более того, концерн готов наращивать локализацию. Недавно совместно с  руководством компании Bosch министерство проводило День поставщика. Собрали предприятия Саратова, Самары, Санкт-Петербурга, приглашения получили как действующие, так и потенциальные поставщики. Для всех были оглашены правила работы – сотрудничества с компанией.
В то же время в условиях глобальной экономики мы не можем все производить сами. Давайте отдавать себе отчет, что в современном мире локализация имеет свои пределы. Например, мы пытались сделать промышленный котел. И у него есть сферическая деталь – обечайка. Она выполнена из толстого листового железа. Казалось бы, особой сложности ее изготовление не представляет. Мы можем это сделать. Но в Чехии есть специфический станок, он делает обечайку одним ударом пресса. А у нас надо делать входящие, сваривать их, обрабатывать. Так как и пресса подобного в России нет. Их в мире – единицы. Наша продукция в этой ситуации оказывается в 10 раз дороже. Какой смысл осваивать это дорогостоящее и технологичное производство, когда потребность в этой продукции невелика?

Даже концерн «Бош» при производстве своей продукции и высокой степени локализации не будет создавать еще один подобный завод. И точно также нет необходимости создавать отдельное производство специально под российские нужды. Не каждый раз импортозамещение обосновано.

Заводам в городе быть

– В Саратове достаточно остро стоит вопрос соседства промышленной и жилой застройки. Когда-то именно мануфактуры, а затем фабрики послужили средой для активного роста городов, привлечения в них людей. Но сегодня, пока одни эксперты настаивают на вынесении производства за пределы города, другие обращают внимание на то, что переплетение деловой, производственной и жилой инфраструктуры может снизить транспортные издержки. Поскольку один крупный промышленный объект создает среду для развития другого бизнеса как производственного назначения, так и не связанного с ним напрямую, например услуг. Как? по вашему мнению? должна быть решена эта дилемма?

– Этим вопросом вы затронули важную структурную проблему поиска  компромисса в интересах общества, власти и бизнеса. Эту проблему призван решить готовящийся перечень НДТ (наилучших доступных технологий. – Ред.) Власть и общество должны задавать параметры, которые бизнесу в целом и промышленности в частности надлежит соблюдать. У меня нет никаких вопросов по размещению в городе высокотехнологичных производств, особенно, не имеющих вредных выбросов и отходов. Но там где требуется санитарно-защитная зона, как на предприятиях химической промышленности, конечно, промышленные площадки необходимо выносить за пределы города. Но опять же НДТ предлагает разумный компромисс. При желании почти любое производство можно разместить в городе.  Вопрос в том, в какие затраты это будет упираться. Не поставят ли жесткие экологические требования крест на развитии промышленности? Не сделают ли они вообще бессмысленным производство в городе?

Конечно, можно бесконечно совершенствовать среду, уменьшая концентрацию загрязнителей. В то же время, не раз бывая в служебных поездках в других странах, я наблюдал интересную картину соседства производств и города. В Вене в самом центре города расположен мусороперерабатывающий комплекс. И жители столицы им гордятся. Мало того что он стилизован под архитектуру неоклассицизма, но он еще и на выходе имеет такие параметры, что они не оказывают значимого воздействия на  городскую среду. Картина получается необычная: центр Вены, берег Дуная, мусороперерабатывающий комплекс.

На окраине Вены, около аэропорта, практически рядом с жилыми кварталами расположен нефтеперерабатывающий завод. Жилье окружает производство! К слову, собственником предприятия сейчас является российская компания «Лукойл». Но использование современных технологий позволяет работать почти без выбросов. В европейских городах сегодня даже АЭС не имеют никаких многокилометровых зон безопасности, порой они встроены в городскую архитектуру и планы города.

Поэтому, отвечая на поставленный вопрос, стоит заметить, что в каждом случае необходим индивидуальный подход. Огульно  говорить о производстве, что все надо перенести за город, а здесь только спальные районы и офисные центры, не правильно. Мы получим такие потоки перемещения, которые просто парализуют городскую транспортную инфраструктуру.

– В развитие темы поделитесь вашим мнением о судьбе территории бывшего САЗа (Саратовского авиазавода. – Ред.) Как, по-вашему, лучше осваивать эту территорию?  Стоит ли сохранять ее промышленное назначение или проще будет застроить участок жильем?

– Давайте заметим, что сегодня промышленное производство на территории бывшего САЗа продолжается.  Есть действующее производство – это остаток от авиазавода, завод «Сокол». Он производит спецпродукцию, как для нужд ВПК, так и гражданского назначения. В частности, завод проводит обслуживание парка используемых самолетов КБ им. Яковлева. Конечно, мы понимаем, что сохранить территорию под производство не удастся, так как тот же торговый центр «Оранжевый», построенный рядом, уже занял большие площади.

Но на бывшей территории завода осталось два так называемых главных сборочных корпуса : № 14 и № 15. В действующей части одного из корпусов организовано производство сэндвич-панелей нового поколения, теплоизоляционных материалов. И дальше в планах инвестора задействовать оба корпуса под выпуск импортозамещающих компонентов. Все они необходимы для производства сэндвич-панелей. Производитель расширяет и замыкает производственную цепочку. Чтобы не вести компонентную базу из Италии, он открывает производство здесь же. Впрочем, и в этом случае часть компонентов будет импортная, но уровень локализации становится выше. Существенно растет стоимостная часть, произведенного на площадке в Саратовской области. Такие планы были, но сейчас они временно приостановлены. Прежде всего из-за скачка курса валют и неопределенности на рынках. Но я считаю, что планы эти очень хорошие. И если бы удалось довести задумку до конца, то мы бы открыли новое производство и сохранили промышленное назначение для двух главных корпусов САЗа. Так сказать, оставили бы завод при деле. Также до сих пор остается земельный участок, который взяла под свой проект компания IКЕА. Но, как мы знаем, инвестпроект сейчас приостановлен. По участку уже проложена теплотрасса соединяющая ТЭЦ-1 и ТЭЦ-2. В планах  – дорога, идущая параллельно проспекту Энтузиастов.

Остается и площадка аэродрома «Южный». Кроме земельного участка на ней расположен корпус достройки самолетов. Сейчас собственники планируют на площадке девелоперский проект.

Появится ли в регионе САЗ версия 2.0

– А как же планы по возобновлению авиационного производства в регионе? САЗ уже не подойдет под этот проект?

– Возобновлять производство здесь не планируется. Представитель компании «Ростехнологии» при выборе площадки для нового авиационного производства осмотрел аэропорт «Южный». Но больше его привлекли территория аэропорта «Центральный», и даже проект нового комплекса в Сабуровке. Цеха «Южного» слишком крупные, их дорого содержать, отапливать, восстанавливать. Сейчас для возобновления производства такие объемы не нужды. Но, в любом случае, процесс выбора новой площадки будет вестись во втором полугодии 2015 года. У нас сильные конкуренты, но мы в выборе участвуем.

– А какие у нас преимущества?

–  Даже при наличии действующего и строящегося аэропортов, наши основные преимущества  это  не инфраструктура. В производстве главное не здание и не полоса. Куда важнее традиции авиастроения, кадры, институты.

– Но кадры разве не утеряны? Ведь, кроме «Сокола», нам сейчас и предложить нечего…

– Тут вы не совсем правы. Кроме «Сокола» есть еще штамповочно-заготовительное производство, «Сфера-Авиа», расположенное на территории зуборезного завода. Вы же понимаете, что авиационное производство не может быть завязано на  одной площадке. Та же штамповка сегодня в авиастроении не нужна в таком количестве. Сейчас массово используются композитные материалы. Итого, нужно два завода: по сборке и производству композитных материалов и по производству деталей. Но и тут у Саратовской области есть преимущество. Композитные материалы берут начало у нас. В регионе производят нитрилакриловую кислоту, углеродные волокно и ткани. У нас же находится мощный комплекс по производству изделий авиационного приборостроения, приборные части, системы управления, локализация могла бы быть существенной.

Балаково теснит Саратов?

– Раньше немалая часть промышленной зоны Саратова была выстроена вдоль берега Волги. Но сегодня многие производства областного центра закрыты. Где вы видите наиболее перспективные площадки для размещения новых производств в Саратове?

– Полагаю, что говорить о специальном развитии производств у Волги нет смысла, за исключением НПЗ (нефтеперерабатывающий завод. – Ред). Он привязан к Волге сбытом,  подходящими танкерами. Остальным предприятиям нет целесообразности делать акцент на размещении у Волги. Тем более что сегодня надо до конца использовать площадки заводов, которые могут производить высокотехнологичную продукцию: Рефлектор, Элмаш, Завод зуборезных станков. Площадки уже сегодня превращаются в индустриальные парки. И линию эту надо продолжить.

Что касается размещения новых крупных производств, то они уже сами выносятся за городскую черту. Производство компании «Король Диванов» расположено в 15 км от Саратова,  в Клещевке, развивается производство в поселке Дубки. Новый завод СНФ по выпуску полиакриламида выбрал площадку завода «Оргсинтез». В любом случае, выбор площадки  – непростой вопрос. С инвестором обсуждается не только земля, но и инфраструктура, что для серьезного бизнеса определяющая позиция. Полагаю, что с развитием аэропорта промышленные перспективы у Дубков заметно возрастут. Но производство за городом имеет и дополнительные проблемы. «Королю диванов» даже за 15 км от Саратова очень непросто доставлять на работу сотрудников.

– А как проблему размещения предприятий решают другие крупные промышленные центры области, города Балаково и Энгельс?

– Балаково продолжает активно привлекать новые производства. Сейчас в городе реализуется проект строительства завода по переработке сои и завод гидроэнергетического оборудования. Но успехи Балаково можно отчасти объяснить тем, что город проще для градостроительных решений.

Там изначально были хорошо  скомпонованы жилые и промышленные зоны. В черте города расположен только «Волжский дизель им. Маминых». Остальные предприятия равномерно распределены и вынесены к окраинам  города.

– А в чем преимущество Энгельса?

– В Энгельсе также комбинированная планировка. Есть явно выраженная промышленная зона на въезде, у поселка Пробуждение. На этой площадке расположены сразу несколько заводов: трубный, металлоконструкций, строящийся локомотивный, полипластик. Несколько ближе к жилью находятся площади заводов «Тролза» и Bosh, но и это тоже отдельные обособленные промышленные площадки.

– На этом фоне Саратов предстает настоящим лоскутным одеялом.

– Все же определенные промышленные зоны у нас уже успели сложиться. И на них вполне можно развивать предприятия, работающие в сфере высоких технологий. Возможности есть, почему бы их не развивать? Кадры, инфраструктура – все привязано. А гигантов, конечно, надо выносить за территорию города или хотя бы на окраину.

Тот же «Институт стекла» сейчас проходит реконструкцию. Но он фактически расположен в городе, как и завод «Техстекло».

– Тема Энгельса и Балакова была поднята не случайно. На советах по инвестициям постоянно обсуждаются вопросы развития технопарков и промышленных кластеров, но чаще речь идет о Балакове и Энгельсе, но не о Саратове. С чем это связано?

– Балаково и Энгельс были видны за счет новых предприятий. Новый завод – это сразу заметно. Но на площадках саратовских технопарков есть десятки малых и средних инновационных предприятий. Они делают очень серьезные вещи, в том числе экспортно-ориентированную продукцию, с высокой добавленной стоимостью. Просто они используют имеющийся большой накопленный потенциал Саратова. Это не всем видно, но если говорить о вкладе в экономику, то он более чем значим. Вот лишь несколько примеров «Газпроммаш», «Экс-форма», «Калинка плюс», «Промэлектроника», «Синкрос», «Рубеж», список можно продолжать и продолжать. Все они размещены в Саратове и работают на высоком уровне.


Вопросы юристу

«Нас заливает, а ТСЖ бездействует. Как быть?» / есть ответ

Что делать, если у одинокой соседки «не все в порядке с головой»? / есть ответ

Калькулятор платежей ЖКХ

Вы можете ввести данные своего дома и квартиры, количество проживающих и выяснить, правильно ли вам начисляют плату за коммунальные услуги.

Проверить