3

19 января 2016 (11:10) | Александр Орлов

Долина нищих

Десятки семей в Балашове лишились своего жилья. С одобрения властей, на улице оказались дети и старики.
Долина нищих

Разорение - типичный сюжет любого кризиса. Однако история, произошедшая в Балашове Саратовской области, выбивается из привычных рамок. Люди буквально в считанные месяцы потеряли свои дома. Такую высокую цену они заплатили, одалживая 200, 100, 85, а иногда даже 15 тысяч рублей. Жилье переоформлялось на новых хозяев буквально в считанные дни после оформления займов, а проценты достигали астрономических значений. Но, несмотря на подозрительность такой схемы работы риэлторов и жуткий финал их деятельности, власти Балашова до сих пор хранят молчание, раз за разом отказывая в помощи пострадавшим жителям. Столь странная ситуация привлекла внимание депутата Госдумы Антона Ищенко. За короткий двухдневный визит команде госдепа и группе журналистов удалось найти девять пострадавших, а общее число потерявших жилье в Балашове уже перевалило за 90 семей.

Для жителя крупного города часть из услышанных историй - пример удивительной доверчивости жителей райцентра и окрестных деревень. Мы задавали людям одни и те же вопросы: «Можете ли вы ответить какая сумма и какой процент фигурировали в договоре займа? Как был оформлен договор на оказание риэлтерских услуг? Был ли вообще заключен такой договор? Какие полномочия вы передавали риэлторам на основании доверенности?». Все они, как под гипнозом, только разводили руками. Даже после того как целые семьи оказались на улице, люди не могли объяснить - на каких условиях были заключены договоры. У них не было второго пакета документов,  у большинства вообще не оказывалось никаких документов, подтверждающих факт займа или перечисления денег. Рассчитываясь со своими кредиторами, некоторые из них первое время отдавали деньги наличными, в руки, лишь позже начиная осознавать, как легкомысленно они поступили. Объединяло людей то, что они связывались с так называемым «Центром риэлторских услуг» города Балашова риэлторами Натальей Абрамовой, Евгением Карташовым и нотариусом Татьяной Кузьминой.

В большинстве случаев, о которых нам стало известно, события проходили по одной и той же схеме: балашовцы брали у риэлторов деньги в долг. Затем, в обеспечение долга выдавали генеральную доверенность на имеющуюся у них недвижимость. Это было страховкой от невозврата займа. Однако, по факту, доверенность давала риелтору-кредитору огромные полномочия – он мог продать дом в любой момент. Все это было написано в договорах, которые заемщикам даже не показывали – сделки проворачивались быстро. Так же быстро люди теряли свои дома и квартиры. Как утверждают пострадавшие, их кредиторы даже не ждали возврата займов, а начинали перепродажу их жилья сразу после получения денег.

 

Впрочем, юридическая неосведомленность жителей райцентра не отменяет действие норм гражданского и уголовного кодексов РФ, в которых прописаны такие противоправные действия, как злоупотребление доверием и мошенничество.

Мы расскажем о нескольких семьях, потерявших свое имущество, столкнувшись с действиями балашовских риэлторов. Это те, с кем нам удалось встретится за время нашего визита. А нашим читателям, а также представителям правоохранительных органов региона мы предлагаем дать оценку действиям каждой из сторон и вынести свое собственное суждение - соответствуют ли заключенные договоры здравому смыслу, справедливости и закону.

Ирина Михалева: «Я потеряла не только свой дом, но и семью»

«В нашем городе уже несколько лет действует группа, организованная семьей Абрамовых - сотрудниками компании «Центр риэлтерских услуг». Они заключают сделки с жителями Балашова, которые приводят к потере жилья, – с таким заявлением выступила жительница райцентра Ирина Михалева. – Супруги Абрамовы, выдавая кредит, обманывают клиентов, они предлагают подписать доверенность на право распоряжением жилья. Они объясняют, что если у клиента возникнут проблемы с деньгами, то доверенность - это гарантия от потери жилья».

Формально, такое обеспечение договора займа позволяет защитить права кредитора и не накладывать на жилье арест или иное обременение. Но, одновременно, подобная сделка дает слишком большие полномочия риэлтору. «В действительности, в день выдачи кредита, фактически, происходит оформление купли-продажи жилья. Абрамова приводит всех к одному нотариусу - Кузьминой, а та, не предупреждая что человек может потерять свою недвижимость, предлагает подписать доверенность на распоряжение имуществом, – объясняет  свою ситуацию Ирина. – В итоге мы остались без дома. Позже он был продан Абрамовой своему супругу»

Дом Михалевых теперь пустует

Все сделки были оформлены уже через полгода после оформления договора займа. «А узнали мы о продаже через четыре года, когда пришла квитанция на газ на имя  Владимира Абрамова», - объясняет Ирина. Женщина рассказывает, что все это время они с мужем исправно платили проценты по договору займа, даже не подозревая, что уже «расплатились» со своим кредитором другим способом. Потерю дома семья не перенесла: «После того, как мы потеряли наш дом, мой муж начал пить. Вместе с жильем он потерял и дело своей жизни – автомастерскую, расположенную на том же земельном участке. В результате наша семья распалась»

Вячеслав Обухов: «Мы остались без дома и чуть не лишились деток»


Вячеслав Обухов расстался с домом, заняв 80 тысяч на операцию для жены

В еще более сложную ситуацию попала семья Вячеслава Обухова. Мужчина думал, что ему повезло, так как он построил дом в районе, который вскоре стал самым престижным в Балашове. Его соседями были крупные фермеры, землевладельцы и другие бизнесмены; менеджеры газовых компаний и управляющие торговыми центрами, работники прокуратуры и криминалитет, а также прочие местные баловни судьбы и власти. У местных этот район называется то ли с иронией, то ли с издевкой «Долина нищих». Новые двух, трех и даже четырехуровневые коттеджи по 200-400 метров, огорожены заборами выше человеческого роста, рядом пристроены гаражи на 2-3 машины. Одним словом – образчик красивой жизни. 


Дома типичных обитателей «Долины нищих»

На фоне всей этой ярмарки тщеславия, 68-метровый дом Вячеслава Обухова, который он строил в течение 30 лет, выглядит настоящим карликом. Но в этом небольшом строении под одной крышей умудрялось жить сразу три поколения его семьи. Вместе супругой они воспитали двоих дочерей, у которых на двоих было шестеро детей. Но даже с учетом заработков мужей содержать такую семью было непросто. У семьи не было лишних денег, а тем более счетов и сбережений. В таком положении их застала внезапная неприятность - супруге Вячеслава Обухова потребовались деньги на срочную операцию. Онкологический диагноз был шоком для всех домочадцев. Промедление в этом случае могло стоить женщине жизни, поэтому на семейном совете было принято решение занять необходимую сумму.

«Отец брал кредит у Евгения Карташова», – рассказала его дочь. Но займ был построен таким образом, что залогом по сделке выступила собственность – семейный дом. Впрочем, заплатить семье пришлось куда большую цену, чем та, что была обозначена в договоре займа. Как выяснилось позже, вскоре после оформления сделки их дом был продан. Хотя, заключая договор займа, семья Обуховых была уверена, что его просто передадут в залог. Они попытались оспорить сделку обратившись в суд, но Фемида встала на сторону их противников. «Так называемые покупатели дома утверждали на суде, что в уплату долга мы получили деньги - 750 тысяч рублей. – объясняет Вячеслав Обухов, – Но при этом они даже не могли объяснить, кому именно они дали деньги, мне супруге, или дочери. Они путались в показаниях, представляли подложные документы, расписки, а суд все это принимал и оценивал в их пользу. Все наши доказательства и даже экспертизы не были расценены судом как существенные. И мы потеряли наш дом»


Дом Обуховых

Дочери добавляют: «Нам даже сказали - зачем вы судитесь? Все это будет зря! А если откажитесь, вернете себе хотя бы пошлину. Но мы не верили, что так нагло можно переворачивать все доказательства. Тем более, даже по оценке другой стороны, наш дом стоил минимум полтора миллиона рублей. 700 тысяч строение и 800 тысяч земля. Так почему же наш дом продали вдвое дешевле?».
Как рассказали Обуховы, с поражения в суде их проблемы только начались. «Осенью, как раз накануне начала отопительного сезона, нас пришли выселять. В этот момент сестра дохаживала беременность. От стрессов в день выселения у нее начались преждевременные роды - ребенок родился на месяц раньше срока. А одного из моих детей (старшую дочь, которая была прописана в этом доме – Ред.) забрали органы опеки. Она по их документам получалась бездомной – дом-то теперь не наш! По правилам опеки это не положено. Но мы не понимаем - как же регистрировали продажу нашего дома с прописанными в нем детьми, без нас и без учета их интересов? Значит, это положено?», - удивляется Оксана Обухова. Старшую дочь отдали обратно после того, как семья Обуховых сняла жилье - двухкомнатную квартиру, вместо своего дома. «Чиновницы пришли, посмотрели, что у ребенка есть своя кровать, свой стол, одежда, продукты, только после этого отдали, – рассказывает, -  дочь Вячеслава Оксана Обухова. – Сейчас нам тяжело, но мы не  намерены сдаваться, сначала мы наладили свой быт в этой квартире. Теперь дальше будем бороться за свой дом. Но мы понимаем, что риэлторы богатые, у них везде свои люди, они говорили, что всех купили, суды, прокуроры - всех. Одни мы с ними не справимся, Помогите нам!». 

Екатерина Селиверстова: «Внук Андрей написал отказную от квартиры в тюрьме»


За внука, которого опоили и лишили квартиры, теперь бьется его бабушка

Квартирные дельцы с успехом пользовались слабостями местных жителей. В такую ситуацию попал Андрей Селиверстов. Его историю рассказала его бабушка – Екатерина Селиверстова. Получив в наследство старый дом, молодой парень подыскивал вариант, как бы распорядиться своей собственностью. Семья одного из местных фермеров (Морозова) предлагала ему за это строение полмиллиона рублей. Но вместо этого, судя по документам, молодой человек продал свою собственность в пять раз дешевле. Мотивы такого странного поступка объясняет его бабушка, ставшая официальным представителем своего родственника: «Внука опоили алкоголем, дали в руки 100 тысяч рублей и повезли к нотариусу регистрировать то ли доверенность на сделку, то ли еще какие то документы. Первый же нотариус (Белова), отказалась подтверждать сделку, так как молодой человек находился в сильнейшем опьянении. Но другой нотариус - Татьяна Кузьмина - без проблем оформила оформление генеральной доверенности на дом. После этого внука избили, а переданные ему деньги отобрали». Как выяснилось позднее, документы на квартиру Андрея нашлись совсем у другого человека, которого затем осудили за хранение оружия. «Как только внук стал задавать вопросы о своей квартире, проблемы с законом возникли и у него, – рассказывает Екатерина Васильевна – его на три месяца посадили в тюрьму, в камере били, чтобы он молчал. Там же, в тюрьме, Андрей написал отказную от квартиры и вскоре вышел. После этого он стал говорить, что квартиру подарил, а сам уехал из Балашова на заработки в Москву и возвращаться боится».
Внук Екатерины Селиверстовой оформил на бабушку доверенность на представление его интересов. Но у пожилой женщины опускаются руки : «Мой внук - парень симпатичный, высокий, но простофиля, его опоили и он подписал все что надо. Как бороться с этой системой в одиночку, я не знаю».

Примечательно, что с домом Селиверстовых связана не одна а сразу две махинации. Пострадавшими оказалась еще и чета фермеров Морозовых.


Фермерша Морозова на пороге дома, который уже считала своим

Они приобрели дом у одного из посредников в схеме по перепродажи дома. Им оказался некий гражданин Хороводов, который впоследствии был осужден на пятилетний срок. «С этим домом мы нарвались сразу на двух мошенников, один – Хороводов – он продал нам дом, не имея прав, а другой - риэлтор Евгений Карташов. (деловой партнер четы Абрамовых – Ред.) – вероятно, он подкупил сотрудников регистрационной палаты», – вспоминает супруга Виктора МорозоваСанян Морозова.  Но и тут вину риэлторов в махинациях правоохранительные органы не усмотрели. «Нам пока ничего не удалось добиться в судах, – объясняет супруга фермера. – Когда дело доходит до таких людей, как Абрамовы или Карташов местные силовики просто не хотят вести следствие. Наш город очень коррумпирован, тут везде круговая порука, каждый повязан, а пробиться сквозь эту стену собственными силами мы не можем».

Людмила Котова: «Абрамова мне сказала, что на таких лохах как мы, они свой бизнес и сделали»

«После того как умер мой отец, я решила заняться переоформлением дома на себя, – рассказывает мать двоих детей Людмила Котова. – Я пришла в риэлтерскую компанию и хотела понять, сколько мне денег нужно для того, чтобы начать процедуру переоформления. Но женщина (как я впоследствии узнала, это была Наталья Абрамова) остановила меня буквально в дверях, сказала, что сможет помочь. Она была очень участлива, даже сказала, что начать процедуру можно и вовсе без денег, а заплатить ей потом, когда все будет оформлено. Риэлтор подготовила целую кипу документов, дала мне их на подпись, при этом сказала поторопиться, так как времени у нее мало. Потом Абрамова повезла меня к нотариусу Кузьминой. Дала мне 15 тысяч рублей на оформление каких-то бумаг. Но когда я спросила, что за документы я подписываю, нотариус с ухмылкой спросила: вы что, не доверяете своему риэлтору?».


Людмила Котова не верит районным чиновникам, обращение к депутату Госдумы Антону Ищенко для нее последняя надежда

Людмила говорит, что хотела сделать сюрприз для своей пожилой мамы, поэтому в течение нескольких месяцев не рассказывала о том, что начала процедуру переоформления недвижимости. Рассказала только после того, как начала волноваться из-за затянувшихся сроков оформления. Сначала документы были не готовы, затем риэлтор была на сессии, потом у госпожи Абрамовой просто не было времени. В итоге, только после того как Людмила сказала, что собрала всю сумму которую заняла на оформление дома, риэлтор согласилась встретиться. Каково же было удивление двух женщин, когда риэлтор Абрамова заявила им, что документов на дом она не отдаст, так как он уже является собственностью ее мужа – Виктора Абрамова. Более того - долг Котовой в 15 тысяч рублей за каких-то 9 месяцев превратился в 155 тысяч! Людмила и подумать не могла, что можно без ее согласия, без участия регистрационной палаты так легко все имущество, где жили ее мама и дети, перевести на абсолютно посторонних людей и поставить семью в финансовую кабалу. Вскоре ситуация усугубилась - Виктор Абрамов подал в суд на выселение и выиграл его. «Я не понимаю, как вообще можно было продать дом с прописанными в нем детьми по одной только доверенности?! Но ему удается все. Суды, прокуроры, опека соглашаются с ним во всем, слушают его, а нас для них как будто не существует, - рассказывает Людмила. - Нас на два месяца оставляли без света, когда новый хозяин приказал его отключить. Моя мама пенсионерка на коленях стояла перед газовиками, чтобы нас не оставляли без тепла в зиму. У тех сердце дрогнуло, они сказали, что мы нелюди. И уехали». Женщины рассказали, что им пришлось договариваться с Абрамовыми, чтобы они дали свет и позволили прожить в доме хотя бы зиму. Мама Людмилы, бросив костыли, на коленях стояла перед газовиками, чтобы те не оставляли дом без газа в зиму. «Виктор Абрамов приказал нам платить ему по четыре тысячи в месяц за право жить в нашем бывшем доме. Тогда он нас не выгонит. Мы были вынуждены согласиться, хотя у мамы пенсия шесть тысяч в месяц. Теперь нам не хватает даже на еду, живем одним огородом, – разводит руками женщина. – А что я еще могла сделать? Отдать родных детей в интернат, маму в дом престарелых, а сама пойти по миру?».

За короткий двухдневный визит нам не удалось посетить все семьи, потерявшие свое жилье после встречи с балашовскими риэлторами. Но за время нашего пребывания список жертв махинаций с недвижимостью в Балашове вырос до девяти семей. Это -  Наталья Аверкина, Татьяна Михеева, Татьяна Прибыткова, Ирина Михалева, Алина Свиридова, Людмила Котова, Вячеслав Обухов, Виктор Морозов, Андрей Селиверстов. Нам рассказали, что информацию обо всех пострадавших собирал один из местных активистов, но сейчас его запугали, завели уголовное дело, и тот перестал общаться, хотя в его списке, якобы, числится более 90 обманутых семей, что говорит о масштабах происходящего в Балашове - дело было, явно, поставлено на поток.

Но, несмотря на массовость и резонанс, не смотря на то, что единственного жилья лишились семьи с детьми, а действия риэлтеров даже на первый взгляд напоминают банальное мошенничество, власти и силовики Балашова предпочитают не замечать проблему. Отчасти, это можно объяснить неформальными связями, которыми, якобы, обзавелись авторы схемы по уводу недвижимости. По слухам, риэлтор Наталья Абрамова училась в одном классе с судьей, рассматривавшей жалобы большинства заемщиков, а ее муж отдыхал вместе с местными прокурорами в Латинской Америке. Вполне вероятно, что Абрамовым помогает обзавестись неформальными знакомствами статус владельцев нескольких развлекательных заведений Балашова. В небольшом городе многие знают, что им принадлежит ночной клуб «Кристалл» и бар «Жадный богач». Создается впечатление, что взяв балашовских чиновников «на кормление», они обеспечили себе безнаказанность в любых обстоятельствах.

Но одно дело укрыть от закона махинаторов и совсем другое – подставить под удар детей. Казалось бы, невозможно игнорировать тот факт, что из-за кабальных заемов родителей, без крыши над головой оказались самые беззащитные жители Балашова – маленькие дети. Но органам опеки в этом райцентре это удается. По словам пострадавших, присутствующие на судах муниципальные чиновники демонстрировали полное безразличие к дальшнейшей судьбе детей. Судебные заседания представители органов опеки Балашова коротали за игрой в компьютерные игры на смартфоне. Да и что говорить о мелких чиновниках если даже глава Балашовского района Елена Щербакова до сих пор никак не отреагировала на происходящее и не нашла времени, чтобы встретиться с пострадавшими.

Очевидно, обратная связь со своими избирателями для руководителя района не главное, важнее, какую характеристику ей дадут старшие партийные товарищи. А на этом фронте у Щербаковой проблем нет. Так, облдеп от Балашова Сергей Суровов, он же ректор Саратовской государственной юридической академии, вышел с инициативой наградить главу Балашовского района грамотой областной думы. Инициатива поступила от депутата в декабре 2015-го и уже тогда было не совсем ясно – за какие заслуги? Теперь же, когда речь идет о десятках пострадавших, нарушении прав детей и разгуле беззакония в районе, предложение Суровова видится еще более абсурдным. 



А в Балашове тем временем продолжают рушиться надежды. Одна из заемщиц – скромная женщина библиотекарь, занявшая у семейства Абрамовых 200 тысяч, уже выплатила сумму, многократно превышающую ее долг - 800 тысяч рублей. Не смотря на это проблемы у семьи Котовых продолжаются. Хозяйка дома Людмила дрожащими руками протянула нам договор, по которому, как ей казалось, она выкупает свой дом и гасит долг перед новым распорядителем имущества - мужем риэтора Абрамовой. Но юристы - помощники депутата Госдумы Антона Ищенко, внимательно изучив документы, объяснили женщине, что по бумагам она лишь снимает свое же бывшее жилье у нового собственника. Эта новость повергла всю семью в траур. Пожилая женщина, мама заемщицы, на глазах буквально почернев, сказала: «Я в Бога верю, но мы дошли до края. Приедут нас выселять в следующий раз, так у меня уже канистра с бензином заготовлена, я детей выведу, а затем оболью и стены и себя. И сгорю, и слезинки не пророню, а они, и приставы, и прокуроры, и Абрамовы, и суды все пусть с этим живут!». 

 

 


Вопросы юристу

Можно ли выселить из квартиры асоциальную соседку-собачницу? Отвечает юрист Дмитрий Мигунов / есть ответ

Правомерна ли прокладка труб на высоте 1,85 метра? / есть ответ

Калькулятор платежей ЖКХ

Вы можете ввести данные своего дома и квартиры, количество проживающих и выяснить, правильно ли вам начисляют плату за коммунальные услуги.

Проверить