14 июня 2019 (11:58) | Андрей Федоров

Саратовский ипподром могут отдать под застройку

Чем грозит городу искренняя любовь нашего земляка, федерального чиновника Дениса Филиппова к лошадям и землям.
Саратовский ипподром могут отдать под застройку

В мае этого 2019 года на Саратовском ипподроме открылся 161-й беговой сезон, официально именуемый сезоном испытаний племенных лошадей рысистых пород. Это сообщение с сайта облправительства- словно из параллельной реальности, где воскресают забытые, памятные только по советским кинофильмам, картины. Что-нибудь из «раньшего» времени - про лорнеты, дам в пышных перьях и затянутых в ремни офицеров.

Как выяснило ИА «Стройсар» 161-й сезон вполне может стать последним и у этой возможности есть вполне конкретные режиссеры.

Кони сытые бьют копытами

Каждый сезон с начала 10-х годов у нас принято встречать бодрыми новостями про первых лиц губернии, почтивших открытие, и намеками на счастливый поворот в судьбе конной арены, вокруг которой все время кипят какие-то страсти.

Вот и на этот раз сайт правительства области узрел «повышение спортивного мастерства участников соревнований», «увеличение массового зрителя», «высокий уровень профессионализма, знаний и опыта коннозаводчиков» и прочую благодать. И все это - про место, которое давно находится на отшибе жизни и представляет собой печальное зрелище.

Как показывает газетная хроника, история нашего ипподрома ведет отсчет от 1858 года, когда в Саратове указом императора Александра II было создано «Общество охотников конного бега». При «проклятом царизме» ипподром имел верстовой круг, беговую дорожку, трибуну для зрителей и тотализатор.

Его 60-ти летний юбилей пришелся на смутный 1918-й, но даже государственный переворот не помешал провести торжества и праздничные заезды.

К столетию, в 1958 году, площадка была перенесена в район 3-й Дачной, на привычную нам ул. Ипподромную. Сто лет отпраздновали пышно, с обширной соревновательной программой, парадом упряжек и исторической реконструкцией. В 70-е годы на ипподроме один за другим ставились рекорды, область снабжала заведение племенными животными, кормами, оплачивала все расходы.

Имеем право разводить ослов

А вот в рыночное время конный спорт по всей стране захромал на все четыре ноги. В 1998 году ипподромы перешли в собственность Минсельхоза РФ и деньги иссякли до минимума - до выплаты скудных зарплат сотрудникам. А в 2011 году по указу президента Дмитрия Медведева все государственные заводские конюшни с ипподромами при них были ликвидированы как ведомственные единицы, их имущество должно было влиться в уставной капитал ОАО «Российские ипподромы». Стопроцентный владелец акций –государство.

В Саратове переходный процесс затянулся на годы. Так, ФГУ «ГЗК «Саратовская» с ипподромом», которое по уставу могло разводить лошадей, ослов и мулов, было ликвидировано только в 2015 году. При этом беговые сезоны ипподром открывал исправно, вручал призы, велась тренерская работа. Открывать сезоны помогали небольшие дотации от региона, с поддержкой правительства проводился «Кубок губернатора Саратовской области», а тренерский персонал кормил себя сам, зарабатывая на частниках.

Бытует мнение, что нынешний статус члена федерального холдинга, из-за чего ипподром даже не имеет регистрации в регионе, не дает области права напрямую поддерживать нашу площадку. А ведь при Валерии Радаеве власти начали заботиться о конной арене.

Говорят, большую роль в этом играло хорошее отношение Валерия Васильевича Радаева не только к лошадям, но и к одной конкретной наезднице - Екатерине Соболевой, возглавлявшей конно-спортивное заведение с далекого 2007 года. К примеру, едва став губернатором, Радаев сразу же начал хлопотать насчет передачи площадки со всем добром (земля, 5 конюшен, склад, судейская трибуна, гараж, 4 нежилых здания) в собственность региона, дабы область могла отремонтировать ряд объектов инфраструктуры, привлечь инвесторов. Но в 2012 году не срослось…

Зачем нам сторож, если нет стены?

На долю Соболевой, впрочем, выпали не одни только гипотетические знаки внимания от самого большого регионального начальства, но и годы страшного безвременья, когда вверенное ей учреждение мучительно трансформировалось из государственных конюшен в региональное управление государственного ОАО. Несколько лет предприятие мыкалось без господдержки, без дотаций, без штата и даже без юридического статуса, который давал законное право зарабатывать деньги. Неудивительно, что к ФГУ были предъявлены иски на десятки миллионов - от налоговиков, коммунальщиков и прочих.

Но и новый статус не сильно облегчил ипподрому жизнь. Собственного банковского счета у него не было, вся выручка уходила в Москву, откуда в региональное управление возвращалась небольшая зарплата пяти штатным единицам. На развитие не оставалось ничего.

На чем зарабатывает ипподром? Прежде всего, на оказании услуг по содержанию, выгулу лошадей и тренерской работе. А вот еще одна статья возможная доходов – тотализатор – выглядит просто издевательством. Для провинциального ипподрома (а наш объект, давно позабытый массовой публикой, как раз таков) тотализатор - это сон золотой, который так же реален, как превращение затрапезной «столицы Поволжья» в какой-нибудь Дубай.

- Для того чтобы на ипподроме был тотализатор, чтобы публика хотела делать ставки, нужно, чтобы в стартах участвовали десятки лошадей. А еще нужны кассы, видеосопровождение забегов, фотофиниш. Нужен антураж, атмосфера, индустрия развлечений, чтобы публика могла красиво отдыхать, да много чего еще. Всепогодная беговая дорожка, например. А о чем говорить, если еще не так давно у нас даже не было нормальной ограды, отсутствовала целая стена – заходи на поле, кто хочешь, - отвечает Екатерина Соболева на вопрос, который задает каждый уважающий себя корреспондент.

Да, бороться за сердца и кошельки граждан ипподрому приходится весьма скромными силами. Конюшни и прочие постройки не ремонтировались с 70-х годов прошлого столетия, а для того, чтобы построить небольшую площадку для тренировок, Екатерина Соболева ходила с протянутой рукой. И долго бы ходила, если бы не помощь губернатора: в итоге песок для засыпки поля дал речпорт, на ограду пошли списанные трубы «Саратовнефтегаза», а сварочные работы провели люди знатного застройщика Леонида Писного.

Лошадиный ренессанс

И все же в 2017 году в жизни регионального управления началась долгожданная светлая полоса. Ипподром стал обособленным подразделением АО «Волга», которое есть ничто иное, как балаковский тепличный комплекс, руководимый депутатом облдумы Романом Ковальским. Уж не стал ли наш скаковой эскадрон залогом успешного участия Ковальского в выборах в облдуму? Все может быть…

Появление новой силы, готовой взвалить на себя заботу о кониках и конниках, очень взбодрило атмосферу. Пресловутая стена вокруг территории была восстановлена, ветхие трибуны заменены на новенькие. И в этих достижениях есть вклад каждого, кто покупает огурцы и петрушку из балаковских теплиц! 

Так что, не мытьем так катаньем массовая поддержка конного спорта возродилась во вверенном Валерию Радаеву регионе.

Что касается бухгалтерской прозы, то она, как и прежде, неказиста. В штате подразделения все те же 5 человек – среди них директор, бухгалтер, охрана. Зарплату им платит АО «Волга», оно же принимает кадровые решения. Все остальные (тренеры, конюхи)– на вольных хлебах. Они арендуют у предприятия места в конюшнях и заключают договоры с владельцами лошадей. 

Полный пансион – с кормежкой, выгулом, очисткой денника – стоит коневладельцу порядка 14-15 тыс. руб. в месяц, из которых ипподрому идет только треть. Еще одна статья – обучение. Занятия с ребенком 2 раза в неделю обойдутся родителям в 5 тыс. рублей в месяц, за три нужно выложить восемь.
Если учесть, что в данный момент в 5 конюшнях ипподрома квартируют более сотни скакунов, то выручка выглядит недурно. Однако на капитальные затраты ипподрому явно не хватит собранных финансов. К тому же и собственного счета у него как не было, так и нет.

Лошадью ходи

Еще одна перемена, уже совсем недавняя- это уход с директорского поста Екатерины Соболевой, возглавлявшей предприятие с 2007 года. Вполне возможно, финансовый прилив подогрел амбиции, которые прежде были задавлены нуждой, а в итоге оппозиция к Соболевой одержала верх. Среди оппонентов экс-директора особо выделяется пул «рысачников» - т.е. бизнесменов из саратовской сельской глубинки, имеющих вполне миллионерское хобби – разводить беговых скакунов элитных пород.

Водораздел между оппонентами прошел по вопросу о вкладе в инфраструктуру. По мнению Соболевой, коневладельцы могли бы больше помогать ипподрому, на дорожке которого ставят рекорды, и предъявлять меньше требований к призовому фонду.

Новый директор Евгений Грицак, так уж сложились обстоятельства, сам неровно дышит к рысакам. По его мнению, у саратовской площадки – большие перспективы.

- У нас лучшая беговая дорожка в стране! Даже на московском ипподроме нет такой! Если кто-то говорит, что нас скоро закроют, застроят и тому подобное, - не верьте. Нас ждет реконструкция, обновление, а не закрытие, - ответил г-н Грицак на телефонный звонок, когда автор этих строк представился коневладельцем и изъявил желание определить лошадку на постой.

И правда, последние сводки с лошадиного фронта выглядят так, словно наша площадка выходит на новую траекторию. Открытие нынешнего сезона даже удостоил присутствием директор ОАО «Российские ипподромы» Борис Зайцев, лошадей на бега выставили не только саратовские, но и мордовские коневладельцы, а также гости из Московской области. В рамках соревнований состоялось 6 традиционных призовых заездов для рысистых пород, призовой фонд составил более 300 тыс. рублей.

Спор о будущем

Но все эти локальные радости не отменяют глобального вопроса – о будущем саратовского ипподрома. ИА «Стройсар» пыталось выяснить, реально ли власти желают реконструкции саратовской площадки и какого масштаба запланированы перемены.
Как сообщил в официальном ответе нашему изданию зампред Алексей Стрельников, восстановление ипподрома идет уже более 2 лет, восстановлены трибуны, ограда, призовая дорожка, отремонтирован склад для кормов, крыши 2 тренировочных отделений, установлена противопожарная сигнализация. Более того, ведется разработка проекта реконструкции ипподрома в целом, в том числе, строительства крытого манежа для занятий спортом круглый год. Планируется ремонт конюшен и открытие музея.

Примерный объем инвестиций, которые требуются на все это, чиновник в своем ответе не указал, сказав лишь, что все средства, заработанные на постое лошадей в конюшнях, идут на развитие площадки.

В прошлые годы в своих интервью Екатерина Соболева отмечала, что для полной реконструкции требуются вложения до 2 млрд рублей. Обозначенный Стрельниковым план явно не настолько затратен.

Что интересно, в Ульяновской области возрождение тамошнего ипподрома уже стало пиар-ходом. В мае этого года губернатор этого региона Сергей Морозов тоже принимал у себя Бориса Зайцева и не преминул заявить в СМИ, что пришел с главой ОАО «Росипподромы» к решению о глобальной реконструкции ульяновского ипподрома, где появятся беговая дорожка с левадами, новые конюшни, специализированная ветеринарная клиника, верховая конюшня с крытым манежем и др. И все бы ничего, но глобальную реконструкцию местной площадки Морозов обещал еще в 2014 году, подписав на фестивале орловского рысака трехстороннее соглашение между «Газпромом», «Российскими ипподромами» и Ульяновской областью о создании в регионе конно-спортивного центра….

Кстати, на данный момент на ипподроме в Ульяновске содержатся 103 лошади, размер территории – почти 32 га. В открытии бегового сезона приняли участие порядка 500 человек, были представлены лошади из Самарской, Ульяновской и Нижегородской областей, Республик Татарстан и Мордовия, Чувашской Республики.

Так что в Ульяновске, тоже не избалованном доходами, открытия проходят круче, чем у нас, а статус ипподрома–подразделения федерального АО не мешает областным властям анонсировать планы глобальной реконструкции. 

Почем землица?

Остается открытым вопрос о том, на чьи же денежки случится чудо? И когда же наш ипподром переживет второе рождение?

Насчет источника финансов более-менее понятно: 100 процентов акций АО «Волга» находятся в областной собственности.
Допустим, чиновники Радаева обеими руками за то, чтобы тепличные денежки потратить на лошадок. Но захочет ли, к примеру, областной парламент прибыль с тепличного комплекса пожертвовать на скаковых, верховых и прочие удовольствия, не очень доступные народу? На спорт, который никогда не будет массовым? Даже если подавать ипподром под соусом туристического объекта – каких деньжищ будет стоит удовольствие навести лоск на лохматого заросшего беспризорника? 

Гипотетически, к благородному делу можно бы привлечь инвестора. Вдруг найдется такой лошадиный маньяк… Но, не зависимо от того, будет ли АО «Волга» возрождать ипподром или этим займется стороння компания - в любом случае нужно будет решать земельный вопрос. 

Невозможно представить себе инвест-объект, повисший в воздухе без земли. А чья сегодня земля под ипподромом – эти роскошные 23,4 га площадей? «Стройсар» запросил выписку из Ростреестра и выяснил, что земля федеральная, находится под управлением регионального Росимущества. Какова кадастровая стоимость массива? Очень нехилая - 569,3 млн рублей. 

Выкуп – дело просто непосильное, а сколько же будет стоить аренда? Ставка определяется в долях от кадастровой стоимости, и она тоже будет немаленькая. 

Но опять же - как без оформления земельных отношений затевать реконструкцию? 

Допустим, компания, которая находится полностью в собственности области, с согласия областных властей потратит деньги на кардинальное улучшение имущества, которое ему было передано от ОАО «Росипподромы». На каких условиях произошла передача – не очень важно, главное, что самый важный актив – земля – по-прежнему в собственности РФ.

Допустим, земля будет взята в аренду, - если не самой «Волгой», то какой-то фирмой, чья роль - техническая. В этом случае может случиться весьма банальный финал: арендатор разоряется, идет в банкротство, и право аренды федеральной земли попадает в конкурсную массу.
Теоретически, с торгов этот лот может выкупить любой, кто заплатит запрашиваемую цену, и очень часто бывает так, что цена поэтапно снижается, пока не станет интересной для определенного кармана. А вообще, продажа через банкротство – самый популярный способ перехода госдобра в частные руки.

В нашем случае, государственное добро - это весьма лакомый кусок в хорошем районе, который можно прекрасно застроить многоэтажками.

Гламурный конюх все рассчитал?

Есть в нашей стране весьма известная контора, которая сначала рулила ипотекой с господдержкой, а потом приросла еще множеством функций. Речь об Агентстве по ипотечному жилищному кредитованию (АИЖК), которое с 2018 года называется АО «ДОМ.РФ.». Несмотря на смену вывесок, это учреждение находилось и до сих пор находится в собственности государства. А заместителем гендиректора, членом правления этой влиятельной конторы является наш земляк экс-министр строительства области Денис Филиппов.

Так уж совпало, что того же г-на Филиппова и СМИ, и представители деловых кругов упорно считают подлинным владельцем элитного конно-спортивного комплекса «Гермес», расположенного в Долгом Буераке.



В январе этого года подрядчики, возводившие комплекс, направили очень сердитое письмо в адрес руководства «ДОМ.РФ», а также в Следственный комитет, Генпрокуратуру и Росфинмониторинг. В письме утверждается, что Денис Филиппов руководил планерками по строительству комплекса (право собственности зарегистрировано на Филиппову Л. Д., маму нашего героя), постоянно вмешивался в работу строителей, менял техзадание. А когда пришло время платить за работу, ООО «Загородный комплекс «Гермес» начало подавать на подрядчиков в суд.

В ряде СМИ федеральный чиновник тоже фигурирует учредителем «Гермеса», одно из них даже приводит слова Филиппова о том, что общий объем инвестиций в объект составил порядка миллиарда долларов… 

Но скандал скандалом, а комплекс на 17 га с гостиницей, рестораном, школой конного спорта, конкурным полем построен. По открытой информации, для финансирования проекта был привлечен кредит «Россельхозбанка» в сумме 100 млн. рублей.


Для лошадок саратовских элитариев в клубе предусмотрены роскошнейшие конюшни, месяц постоя в которых да по самому демократичному пакету стоит раза в 2 дороже, чем в бюджетных «хибарах» саратовского ипподрома.

 

Говорят, что г-н Филиппов заинтересован в притоке посетителей. Потому что, как уверяют злопыхатели, «Гермес» пока не окупает себя, несмотря на большое количество состоятельных клиентов. Это отражено и в отчетности, по данным ФНС в 2017 году «Гермес» заработал всего 1,2 млн рублей, а расходы составили в 10 раз больше.

А если ипподром в Саратове перестанет существовать, от проблем с заполнением стойл «Гермес» будет застрахован навеки, также он обеспечит себе регулярных клиентов в виде владельцев лошадей рысистых пород. А там и для участка в 23,4 га в Ленинском районе найдется правильное применение…

Ведь умения и решимости в таких делах г-ну Филиппову не занимать. Не все уже помнят, но в 2016 году в АИЖК входил Фонд содействия жилищному строительству (Фонд РЖС). В 2015 году до момента ликвидации в 2016-м его возглавлял как раз наш герой. В Саратове фонд РЖС засветился в громкой истории земель НИИ Юго-Востока, забрав у института под застройку, несмотря на протесты ученых, 147 гектаров опытных полей в черте города.

 

Интересно и то, что в проекте КСК «Гермес» изначально был запланирован еще и ипподром, то есть не только конюшни с конкурным полем, но и комплекс сооружений и беговых дорожек для испытаний рысистых и скаковых лошадей, а также соревнований по конному спорту. Сейчас в Долгом Буераке его нет, но амбиции господина Филиппова есть и никуда не пропали. 

И совершенно ясно, что Боливар не выдержит двоих – такой город, как Саратов не нуждается в двух ипподромах. 

А теперь давайте представим, на какую из «лошадок» вы поставили бы в гонке – на старый разбитый ипподром со скудным финансированием или на ипподром, к которому так ревностно относится федеральный чиновник, отвечающий за распределение земель и уже построивший под Саратовом  дорогой конно-спортивный клуб? Кажется, ответ очевиден.  

А всем остальным неплохо бы задаться еще и таким вопрос: как так вышло, что федеральный чиновник, не бизнесмен и не олигарх, а государственный служащий, пусть и высокого ранга, сорит деньгами на малой Родине и строит элитные клубы напоказ, нисколько не смущаясь публичности?



 


Вопросы юристу

Как сделать, чтобы квитанции за капремонт направляли по месту прописки собственников? / есть ответ

Кто должен оплачивать взносы на капремонт до приватизации квартиры / есть ответ

Калькулятор платежей ЖКХ

Вы можете ввести данные своего дома и квартиры, количество проживающих и выяснить, правильно ли вам начисляют плату за коммунальные услуги.

Проверить