2

20 сентября 2017 (09:00) | Александр Орлов

Вектор лидерства в рейтинге нарушений

Саратовская область провалила генеральную репетицию к выборам 2018 года
Вектор лидерства в рейтинге нарушений

Выборы в Саратовской области завершились очередным парадом нарушений. Этот печальный факт подтверждает карта, опубликованная на сайте «Голос». Наш регион по числу нарушений, подтвержденных экспертами организации, занял второе место, уступив лишь столице. Впрочем, с учетом масштаба, именно нашему региону можно отдать лидерство.

Борьба за явку как основная цель


Вячеслав Володин поставил четкую задачу - провести в регионе репетицию главного голосования с минимумом нарушений. Полагаем, что речь шла о явных нарушениях. Способствовать этому должно было и то, что трое единороссов сняли свои кандидатуры в округах. Получив гарантированные места, системная оппозиция должна была согласиться на принятые правила игры.

Избрание Валерия Радаева на губернаторский пост и поддержка партии власти в районах области также не вызывали сомнения, учитывая, что оппозиционная активность традиционно ограничивается Саратовом, Энгельсом и Балаково, где проживает 1,2 млн из 2,4 млн, населяющих регион. А сельский и районный избиратель традиционно консервативен.

В этой ситуации для легитимации избрания губернатора и депутатов принципиально важной была лишь явка, как символ народного доверия выборам. А победа даже с небольшим перевесом дала бы убедительный эффект. Но «выборная машина», состоящая из рабов-бюджетников, сработала в привычном стиле, заставив в очередной раз сомневаться в легитимности выборов, а значит – власти.
 

Избитые и безучастные

Вряд ли электорат скоро забудет историю с  избиением двух членов УИК № 250 Александра Осипова и Алексея Сошникова, представлявших партию КПРФ. Это сделали пять неизвестных в холле средней школы №57. По словам юриста Дениса Руденко, ставшего заявителем о преступлении, поводом для нападения могло стать требование отстранить от работы комиссии секретаря участка. Она, по словам представителей КПРФ, провела вброс бюллетеней. Но полицейские проигнорировали нарушение закона и остались безучастны, когда членов комиссии буквально выволокли из УИК. По факту происшествия сотрудник Вячеслав Кирпичев вызвал на место происшествия следственную группу и участкового. Но нападавших даже не задержали. Вместо этого, полиция отказалась выпускать Александра Сошникова из участка без объяснения причин. Не выпускали избитого и тогда, когда к школе подъехал юрист вместе с сотрудниками скорой помощи. Звонки в дежурную часть также не помогли. Закон в отдельно взятом городе в день выборов, 10 сентября, полностью перестал работать.

«Я еще могу понять, что полиция могла опасаться того, что посторонние лица, хотя я как член облизбиркома, таковым не являюсь по определению, попытаются помешать процессу подсчета голосов. Но никаких оснований не пускать в помещение врачей скорой, как и удерживать человека против его воли в здании, у сотрудников не было. В итоге нам вместе с врачами выдвинули условие - отойти за ограду школы. Только после этого взятого в заложники пострадавшего участковый Ткаченко вывел через черный ход», - рассказывает Руденко.

Он отмечает, что вмешательство медиков было необходимым: «У Александра поднялось давление, хотя ранее он на здоровье не жаловался. По факту случившегося мы написали заявления по четырем статьям Уголовного кодекса РФ. Считаю, что могла иметь место попытка воспрепятствования работе избирательной комиссии, фальсификация документов и итогов голосования, а также незаконное лишения свободы».


«Нарушение стало столь вопиющим, что чуть ли не впервые в выборной практике региона потерпевшему выдали талон, - говорит Денис Руденко, - ранее подобное случалось крайне редко. Остальные сообщения от кандидатов, наблюдателей и членов избиркомов регистрировали лишь как обращения. Но в данном случае имеет место зарегистрированное заявление о преступлении, то есть по изложенным фактам должна быть проведена проверка».


По сведениям нашего издания, расследование дела находится на контроле у Москвы.


Пачка Анидалова и истерика Радаевой

Еще одно резонансное событие произошло на  УИК №241, в ставшей       скандально известной саратовской школе № 56. Кандидат от КПРФ Александр Анидалов обнаружил в прозрачной урне для голосования вброшенную пачку бюллетеней. Присутствующие журналисты сделали фото и видео: бюллетени, упавшие целой пачкой, хорошо видно. А затем Анидалов, чтобы факт нарушения могли зафиксировать, попытался не позволить председателю участка встряхнуть урну и перемешать бюллетени. Удивительно, что на этот раз полицейские, находившиеся на участке, встали на сторону кандидата от коммунистов. Впрочем, вскоре благосклонность правоохранительной системы отвернулась от него. На Анидалова составили протокол за то, что он якобы помешал проголосовать директору школы Марине Радаевой.

При этом к услугам Радаевой была вторая урна. В итоге это заявление можно расценивать как попытку давления на избранного оппозиционного депутата, чтобы тот не слишком настаивал на факте возможного вброса.

Сама же Марина Радаева была обнаружена за просмотром книги избирателей, где содержатся персональные данные граждан. В этом факте удивляет еще и то, что именно заботой о защите личной информации граждан прикрывались председатели УИК города, когда не допускали наблюдателей к этим документам. Но закон и в этом случае вдруг стал работать в одностороннем порядке.
Но по-настоящему директор Радаева прославилась тогда, когда без всяких оснований зашла на территорию УИК во время подсчета голосов. Как рассказывают очевидцы, женщина вела себя неадекватно, мешала процедуре подсчета голосов и хамила прибывшим журналистам. У наблюдателей и представителей СМИ возникло ощущение, что сотрудница школы пьяна. В настоящее время в Саратове проходит сбор подписей за увольнение Марины Радаевой.

«Поскольку свое отношение к закону Радаева М.Н. выразила публично, в ернической форме, ее поведение может стать плохим примером для тех, чье мнение о государственном устройстве и происходящем в России только формируется – для детей и молодежи. Причем речь не только об учащихся школы №56, но и о тех, кто наблюдал поступок Радаевой на видео.

Хотим обратить ваше внимание и на то, что публикации в СМИ, сообщения в соцсетях и видеосюжеты, свидетельствующие о неподобающем поведении Радаевой М.Н. на избирательном участке, получили широкое распространение и вышли за пределы нашего региона. Это бросает тень не только на отдельно взятую школу, но и на систему образования в Саратовской области и стране в целом.

Факты нарушений закона, допущенные Радаевой М.Н. лично, и нарушений, зафиксированных наблюдателями и журналистами на УИК №241 во время подсчета голосов, собраны в сюжете, который также получил широкий резонанс.

Есть свидетельства того, что Радаева М.Н. демонстрирует подобное поведение во время проведения выборов не впервые и уже неоднократно становилась антигероем новостей.
Мы уверены, что люди с такими моральными и нравственными установками, которые демонстрирует Радаева М.Н., не должны учить наших детей, поскольку являют собой пример профессиональной и человеческой деградации»,
- говорится в обращении.

 

300 избирателей на участок в рукаве

 

На УИК №241 полицейские просто проигнорировали правонарушение и в ответ на видимое и явное противоправное поведение директора школы просто предложили журналистам «писать заявление». Хотя сотрудники полиции должны пресекать нарушения не только по заявлениям, но и по факту их совершения.
Совсем другая судьба у жалобы члена избирательной комиссии, представителя партии «Яблоко» Марии Сазоновой. Ее пришлось разбирать на самом высоком уровне - в Центральной избирательной комиссии и одновременно в прокуратуре, так как территориальная комиссия не отреагировала на нее вовремя. А проблема, с которой столкнулась Сазонова, состояла в том, что вход в школу №21, где находились избирательные участки 148,149,150, был закрыт раньше положенного по закону времени: в 19.30 вместо 20.00.

«В течение дня мы спокойно работали с участковой комиссией на 148 участке, - вспоминает член комиссии с правом совещательного голоса. - Явка в первой половине дня была низкая. Было даже скучновато, поэтому я пошла вместе с членами комиссии ходить с переносной урной. Но и на территории не все открыли дверь, чтоб проголосовать. И вдруг ситуация кардинально поменялась  за час до конца голосования. В этот момент я заметила подозрительное скопление людей во дворе школы. Заподозрила, что может формироваться «карусель», и вышла проверить. Но попасть обратно на участок мне так и не удалось».

Во дворе школы оказались полицейские, которые при попытке зайти в школу в 19:30 отстранили женщину от входа, сказав, что она уже не имеет на это права. Мотивов и законных оснований такого решения стражи порядка не назвали. Но в  19.40 они окончательно захлопнули дверь на избирательном участке и выключили свет в холле школы. «Вышли с участка, значит - до свидания!»,  – сказали охранники члену комиссии.

Мария Сазонова отмечает, что вместе с ней на избирательный участок не смогли попасть несколько избирателей, которые упорно стучали в дверь, чтобы пройти и реализовать свое конституционное право на голосование. Люди были возмущены, что школа закрылась досрочно и их не пускают на участок. Впрочем, некоторых из них после долгих просьб все же провели через черный вход (!)

Время, свободное от оппозиционного члена комиссии, было использовано на редкость продуктивно. Если по данным на 18.00 на участок явилось 507 избирателей, то за оставшиеся 2 часа участок  якобы посетили еще 288 избирателей. Ведь по данным ГАС «Выборы»,  на участке проголосовало 795 человек. Это учитывая тот факт, что как минимум часть этого времени двери школы оставались закрытыми. «Где прятались эти таинственные люди? - недоумевает Мария Сазонова. - И как они смогли покинуть место голосования тайными тропами, если дверь была закрыта? Кому нужен был весь этот цирк?».

Вопрос про цирк в разных вариантах – главный вопрос прошедших выборов. И, похоже, ответа на него у власти нет. Такие же вопросы возникают и по двум другим участкам, расположенным в №21, №149 и №150. На одном проголосовало 1054 избирателя на втором - 690. И снова по данным государственной автоматизированной системы «Выборы», ни один бюллетень не был испорчен, либо унесен. Хотя свидетели говорят, что нарочно ставили галочки за нескольких кандидатов или не опускали бюллетени в урну.

 

В районах еще хуже


Но если в Саратове фальсификаторы еще рискуют оказаться под объективами камер, то в районах области комиссии действовали более открыто. Иллюстрацией этого служит особое мнение члена Балашовского ТИК от партии ЛДПР Светланы Прядко. На 606-м участке представителем КПРФ была обнаружена ведомость для голосования вне помещения на 311 человек, которую напечатала секретарь участка. Две выносные  урны оказались полны. Заявления о голосовании вне участка были даже без подписей избирателей, только с указанием фамилий и паспортных данных. Прядко подсчитала расчетное время, истраченное на одного избирателя, - 54 секунды. Учитывая расстояния между домами в сельской местности, члены УИК просто физически не могли даже просто перейти от одного избирателя до другого за отведенный временной промежуток. Времени хватало лишь на то, чтобы заполнять заранее подготовленный список, расставляя галочки в нужном месте.

 

Также в Балашовском районе представители от "ЕР" и кандидата партии власти Суровова вместе с членами УИК выезжали для голосования вне участка без представителей от других партий. По данным обстоятельствам уже написано заявление о фальсификации в правоохранительные органы. Только член ТИКа Светлана Прядко обнаружила 16 участков (№№ 596, 602, 603, 611, 613, 623, 624, 635, 645, 655  663, 666, 671, 673 674, 678), где проголосовавших вне участка оказалось от 30 до 95(!) процентов. Расчетное время на одного избирателя в этих случаях составило от 2,7 до 5 минут, даже если допустить, что члены комиссий ходили с выносными урнами все 12 часов без перерыва на обед и короткого отдыха.


И так отличился не только Балашов. Как отметил в особом мнении член Областного избиркома Алексей Кузнецов, «зафиксировано беспрецедентное количество проголосовавших на дому избирателей в отдельных муниципальных районах». В Романовском - 21,5%, в Самойловском - 19,9%, в Ровенском - 18,5%, в Новобурасском - 17,1%. Но абсолютным рекордсменом стал райцентр Турки, где проголосовали на дому 41,2% избирателей. 

 

Иными словами, члены комиссий, не стесняясь, нарушали закон, будто чувствовали свою полную безнаказанность. И единственной целью было достижение нужного результата.

 

Они держались до часа «X»

 

Но вернемся в Саратов, где оппозиционерами  на участках фиксировался свой парад нарушений. Была попытка подкупа наблюдателя на  УИК № 30 в Саратове, использование непрозрачных урн с распиленными щелями на городских УИК №10, №104, №105, №308, №346. О вбросах бюллетеней заявляли не только в Саратове на участках 169, 221, 241, но также и в Энгельсе, например на  участке №1736. Одновременно использовали и КОИБы, и обычные урны в Саратове на УИК №309 и УИК №316. А на 87-м и 307-м участках и вовсе были обнаружены пометки карандашом в списках избирателей и шариковой ручкой - в бюллетене.

На одного из наблюдателей от коммунистов пытались оказать влияние с помощью угрозы обвинить его в попытке изнасилования. И такое заявление сделал не кто-нибудь, а председатель УИК. Абсурдность ситуации подтверждает тот факт, что на участке в это же время находился супруг председательши. Но молодой человек Максим Самолетов не пожелал идти на сделку с совестью, опубликовав расшифровку разговора с наблюдателем от «Справедливой России», предлагавшей тому замять ситуацию.


Интересно, что в большом числе описанных случаев жесткие нарушения избирательного законодательства начались буквально за два часа до закрытия избирательных участков. Вскоре после того, как были опубликованы данные о явке на 18.00. Вероятно, реальные цифры по явке оказались значительно ниже, чем ожидали кураторы избирательной компании. После этого мог быть отдан неформальный приказ  - обеспечить нужный результат.

 

Но из-за дефицита времени получилась пресловутая «пила Чурова». К слову, два самых крупных ее зубца на уровне 51 и 57 % точно обрамляют итоговый результат явки, незначительно превысившей 52%.  Но и остальной график, судя по оценкам экспертов, искажен настолько, что оценить реальную явку просто невозможно. О недопустимости повторения подобных махинаций недвусмысленно намекала Павлу Точилкину председатель ЦИК России Элла Панфилова, заявившая: «Ваши 62,2% мне до сих пор вспоминают!». Можно считать, Саратовская область исправилась...один пик явки разбили на два...

Подтверждением данного задания - обеспечить определенный уровень явки -  могут служить слова кандидата от партии «Яблоко» Александра Ермишина: «Говоря о нарушениях на выборах, я предлагаю говорить о конкретных фактах. Возьмем, к примеру, участок № 24, который был открыт в Экономическом университете. Образно говоря, его нам удалось «закрыть» полностью. На нем было сразу четыре наших наблюдателя, в том числе двое иногородних с хорошим опытом работы на выборах. Они наблюдали за работой участковой комиссии в течение всего дня и при подсчете голосов. Поэтому провести вброс бюллетеней или переписать результаты на нем было крайне затруднительно. В итоге явка на участке составила порядка 10%  от общего числа зарегистрированных избирателей. Схожие данные мы получали и с других участков, где у нас было достаточно наблюдателей. На подсчет голосов я остался на другом участке - № 12. И оказалось, что на нем явка составила порядка уже 35%. Этот показатель отличается не на несколько процентов, а в разы, если сравнивать его с участками, где переписать данные было сложно, как в Экономическом университете. Но даже результат по явке 12-го участка значительно ниже, чем средние данные по выборам. В итоге можно предполагать, что озвученные облизбиркомом данные как по явке, так и по голосованию за кандидатов отличаются кардинальным образом».

 

Кураторы не учли эффект акции «Позитивный бойкот»

 

Другим подтверждением масштабного переписывания итогов голосования, по словам Александра Ермишина, являются данные, полученные в результате акции саратовского отделения партии «Яблоко «Позитивный бойкот»:

«За несколько недель до выборов мы разместили в сети ролик, призвав  наших сторонников выносить из участков собственные бюллетени для голосования. И если бы выборы проходили честно, то расхождения между числом выданных избирателям бюллетеней и оказавшихся в урнах для голосования должны были быть отражены протоколах с участков. Но комиссии отчитались о полном совпадении выданных и подсчитанных бюллетеней. Не это ли наглядное подтверждение фальсификации выборов на участке. Откуда появились недостающие бюллетени - их допечатали, подбросили или переписали протоколы? Более того, на ряде участков участники акции «Позитивный бойкот» во всеуслышание заявили, что берут свои бюллетени с собой. Члены УИК попытались их задержать, обратившись к сотрудникам полиции, дежурившим на участках. Но полицейские не нашли в действиях участников акции нарушений. Поэтому при подсчете голосов членам УИК было известно о недостающих бюллетенях, но даже в этом случае несовпадение не было внесено в протокол. Поэтому можно предполагать, что на председателей комиссий было оказано давление, так как, по моему мнению, они решились на очевидный, подлог».

 

При этом представитель партии «Яблоко» отмечает, что подобные нарушения носили массовый характер: «Только мне известно о десятках участников акции «Позитивный бойкот», другие наши кандидаты имеют свои данные. Сейчас мы занимаемся их систематизацией, поэтому назвать точную цифру я не берусь, но речь может идти о сотнях недостающих бюллетеней, и как следствие - о десятках участков с нарушениями, где голосование нельзя считать легитимным».

Отчасти соглашается с представителем «Яблока» и юрист Денис Руденко. Сам он демонстративно вынес полученные от комиссии бюллетени с участка №145, расположенного в детской школе искусств №10. И комиссия не задержала его на участке. Но позже, когда на участок №349 в детский сад «Солнышко» пришла его родственница, то ее принялась догонять полиция. И отстоять право на то, чтобы забрать бюллетень, женщина смогла уже после приезда наряда полиции и пришедших на подмогу журналистов. Ей даже пришлось дать письменные объяснения.

Комментируя эти факты, Денис Руденко отмечает: «В тех случаях, когда бюллетень был вынесен тайно, у членов УИК еще может быть объяснение, что они просто допустили ошибку в подсчете. Однако, когда комиссия знала о том, что бюллетень вынесли из участка, сделав это демонстративно, то непонятно, на каком основании сведения о выданных и обнаруженных в урнах для голосования бюллетенях точно совпадает».

Таким образом, даже зная о фактах применения «Позитивного бойкота», члены УИК просто побоялись ослушаться руководящих указаний от кураторов выборов и начали подгонять факты без учета реальной действительности. А кураторы не просчитали, что люди, забравшие десятки или сотни бюллетеней, тем самым смогут дискредитировать выборы на десятках участков и подтвердить факты массовых нарушений.

Но преимущество данных, полученных по итогам применения акции «Позитивный бойкот», заключается в том, что достаточно всего одного вынесенного бюллетеня с одного участка для того, чтобы выявить факт нарушения. А какое именно нарушение имело место - ошибка при подсчете или сознательная фальсификация  - может установить лишь пересчет по всему участку. Поэтому бюллетеней даже полсотни участков, оказавшихся в распоряжении у членов и сторонников партии «Яблоко» в первые дни после голосования, достаточно для подтверждения массового характера нарушений, допущенных на выборах.

 

Если блеф, то до конца

 

В этой ситуации главе облизбиркома Павлу Точилкину оставалось только идти до конца, делая вид, что ничего особенного не случилось. Подводя итоги кампании, он сообщил об отмене результатов выборов на одном участке и признании результатов недействительными на другом. В Пугачевском районе на УИК №1427 результаты голосования были признаны недействительными, так как число выданных бюллетеней оказалось меньше числа бюллетеней, обнаруженных в урнах.

Также были отменены итоги голосования по участку №4 Волжского района Саратова. Эти данные глава избиркома подкрепил фразой: «Ни один факт нарушений не останется без решений, положенных по закону». Но тут он, очевидно, лукавил. Так как если признать вышеописанные факты, то «условно прогрессивные» выборы, в ходе которых оппозиция получила целых 8 мест в местной облдуме, тоже пришлось бы отменить, что является неприемлемым итогом для большинства участников политического процесса, в том числе представителей прошедшей в облдуму оппозиции. Но и проигнорировать столь явные, запечатленные на фото и видео, опубликованные в сети нарушения, власть не может.


Но если такие итоги голосования еще может принять старшее поколение, жившее при СССР, то молодые люди, формирующие свое мнение на основе данных из социальных сетей и просмотра видеороликов о выборах на хостингах, скорее всего пополнят ряды несистемной оппозиции. Тем более что процесс самоорганизации уже активно идет через месенджеры.

В этом свете логичным выглядит уход со своего поста главы Саратова Валерия Сараева, который «почувствовал долю своей вины» за нарушения. Но только на первый взгляд. Факт претензий к выборам со стороны «легитимности и прозрачности», а также вопросы «в организации выборного процесса» признал избранный губернатор, прокомментировавший отставку Сараева. Но почему-то забывал, что нарушения фиксировались не только в областном центре, но и районах. В карте нарушений «Голос» значатся участки из Энгельса, Балакова, Балашова, Маркса, Пугачева и других населенных пунктов губернии. Поэтому очевидно, что корень системных проблем стоит искать не только на уровне одного из муниципалитетов. Тем более что у куратора внутренней политики, то есть ответственного на уровне региона, есть конкретное имя – вице-губернатор Игорь Пивоваров, первый замминистра территориальных образований Елена Щербакова, в сферу компетенции которой входит управление внутренней политикой. Впрочем, еще большой вопрос: сумеют ли Пивоваров и его подчиненная Щербакова после такой компании сохранить свои посты в новом составе правительства, которое будет формировать губернатор. Если такие чиновники продолжат курировать выборы, а такие, как директор школы Радаева, станут их лицом, то и кампания 2018 года может обернуться полным электоральным провалом.

Но на выборах президента ставки будут выше. Общественное осуждение не будет размениваться на мелочи, осуждая поведение того или иного директора школы или полицейского. Да и обсуждать подобные грубые нарушения и топорную работу избирательных комиссий станут не на уровне одного региона, а на международной арене, оценивая по ним легитимность верховной власти  в стране.

Так что, главный вопрос заключается в том, какие выводы из прошедшей компании в нашем регионе сумеют вынести местные и региональные чиновники, и готовы ли они будут в случае повторения подобной картины к политическим последствиям своих решений на выборах?


Вопросы юристу

«Нас заливает, а ТСЖ бездействует. Как быть?» / есть ответ

Что делать, если у одинокой соседки «не все в порядке с головой»? / есть ответ

Калькулятор платежей ЖКХ

Вы можете ввести данные своего дома и квартиры, количество проживающих и выяснить, правильно ли вам начисляют плату за коммунальные услуги.

Проверить